Испытание ядерного оружия и воздействие на здоровье населения

Поэтому, естественно, проведение в декабре 1995 г. на Центральном полигоне РФ первых НВЭ имело очень большое значение для поддержания ядерной безопасности и обороноспособности страны. Об этом с полной ответственностью говорил Первый заместитель министра Российской Федерации по атомной энергии Л. Д. Рябев 24.09.1996 г. в московском фонде Карнеги, обратив при этом внимание на то, что российские специалисты обладают секретом проведения на полигоне испытаний “неядерного уровня”, которые не являются нарушением достигнутых договоренностей в области испытаний ядерного оружия. Испытательные работы с макетами ядерных зарядов, которые выполнялись в 1995-1996 гг. на Центральном полигоне РФ, получили высокую оценку на заседании Правительственной комиссии по специальным вопросам, проходившем в феврале 1997 г. [1].

Правительственная комиссия отмечала, что в условиях прекращения полномасштабных подземных испытаний ядерных зарядов очень важными являются действия по поддержанию ядерного арсенала страны в постоянной готовности, по безопасности его хранения на базах, а также безопасной эксплуатации в войсках. Существует возможность все эти действия проверять расчетно-теоретическими методами с использованием быстродействующих ЭВМ. Однако главным в решении таких вопросов всегда были и остаются результаты экспериментальных работ, особенно работ по исследованию возможных аварийных ситуаций с ядерными зарядами, которые могут возникнуть при длительном их хранении. Ранее это делалось просто: по закону случайных чисел из арсенала вооружений извлекался необходимый ядерный заряд, который помещался в концевой бокс штольни или в скважину, затем возводился забивочный комплекс. Параллельно шла подготовка нужной измерительной аппаратуры, регистрирующей протекание физических процессов при взрыве и определяющей тротиловый эквивалент взрыва. Вот так проводилось очередное ядерное испытание, которое обычно относили к серии исследования аварийных режимов и аварийных ситуаций. В условиях действия Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний уже нельзя было использовать такие методы.

Поэтому в период действия ДВЗЯИ опыты по имитации аварийных ситуаций с ядерными зарядами, проведенные в 1997 г. под руководством академика Ю. А. Трутнева, а также неядерно-взрывные эксперименты, которые осуществлялись в 1995-1998 гг. под руководством Б. А. Андрусенко (РФЯЦ-ВНИИТФ) и А. К. Чернышева (РФЯЦ-ВНИИЭФ), стали важным этапом в деятельности Центрального полигона РФ [12]. Министр обороны Российской Федерации маршал И. Сергеев на заседании расширенной Коллегии Минатома России, которое состоялось 31.03.2000 г., отметил, что эти эксперименты служат делу “дальнейшей модернизации существующего ядерного боезапаса, стратегического и нестратегического ядерного оружия. Определены перспективы ядерного оснащения Вооруженных Сил до 2010 г. В 1999 г. поставлен на боевое дежурство ракетный полк с комплексом “Тополь-М”, качественно и в установленные сроки проведены мероприятия по его ядерному обеспечению. Успешно завершена программа неядерно-взрывных экспериментов на Центральном полигоне Российской федерации.” [13].

В 1999-2000 гг. было осуществлено 11 неядерно-взрывных экспериментов, планируется их проведение и в последующие годы. Руководитель Департамента разработки и испытаний ядерных боеприпасов Минатома России Н. П. Волошин в интервью корреспонденту “Известий” пояснил, что российская программа проверки работоспособности узлов и элементов конструкции штатных ядерных боеприпасов не выходит за рамки дозволенного, и “представители научных кругов США прекрасно об этом осведомлены... Один из видов таких экспериментов - это проверка ядерного боеприпаса с помощью его обжатия взрывом. В США такие опыты проводятся в Неваде, в России - на единственном сохранившемся полигоне на Новой Земле.” [14].

Ядерные испытания на архипелаге Новая Земля